Русские названия растений

Чисто встречались очень редко, что вполне понятно, если учесть довольно слабое знание бо­таники переводчиками. В связи с этим невозможно было сра­зу догадаться, что некая «конваллария» есть не что иное, как ландыш, который к тому же в те времена имел и второе рас­пространенное название — гладыш. При довольно кратком описании лечебных свойств растений, как это было принято практически во всех медицинских книгах тех времен, име­лись многочисленные ссылки на медицинские авторитеты древности: Авиценну, Галена, Диоскорида, Гиппократа, Платона и др. Чрезвычайный интерес представляет еще одна из первых рукописных книг — «Благопрохладный цветник или трав­ник», найденная доктором Ф.И. Иноземцевым (1802—1869), крупнейшим русским врачом-клиницистом, профессором хи­рургии Московского университета, основателем Общества русских врачей в Москве, известным библиофилом и соби­рателем древних рукописей. Знаменитый русский ботаник М. Максимович, также знаток древних медицинских книг, считал, что рукопись является переводом (1534) «Благоприят­ного вертограда здравия», немецкий подлинник которого был напечатан в Любеке в 1492 г. В 1616 г. рукопись была заново переписана и в этом списке дошла до наших времен. В ней содержится 20 бесед (глав) о 542 травах, расположен­ных в алфавитном порядке с отменными рисунками пером. В книге есть и беседы о 144 минеральных средствах, а венча­ет этот достойный труд чисто медицинская часть, в которой изучающий медицину найдет объяснение, «почему обрести можем различные врачевства в травах и в каменьях ко всякой болести и недугу, кои бывают внутри и вне» Еще одной старейшей рукописной книгой следует считать другой перевод вышеуказанного «Вертограда», который в процессе создания многочисленных копий претерпел на­столько значительные изменения, что его уже можно считать самостоятельной русской книгой. Попав в 1661 г. из Митро­поличьей библиотеки в Аптекарский приказ, этот вариантперевода был переписан специально для царя Алексея Ми­хайловича подьячим Дворцового приказа Василием Ивано­вым. Переписчик, видимо, житель Москвы и знаток местных растений, позволял себе иногда вставить в текст коммента­рии типа: «растет на Дорогомилове», «растет на Коломне». Затрудняясь иногда перевести название растения, констати­ровал: «…на Руси растет, а не знаемо». В более поздних спис­ках этого труда даны русские названия растений, а при опи­сании их лечебных свойств большее внимание уделялось ис­конно русским, растениям: крапиве, черемухе, луку, чесноку, дубу и Т.Д.