Латинское назва­ние

В основе рукописных книг, известных в дальнейшем под общим названием «Прохладный вертоград», лежал перевод печатной и широко распространенной в те времена в евро­пейских странах книги «Hortus amoenus». книги, состоящее из двух слов: hortus — огород, сад и amoenus — восхитительный, прелестный, стараниями русских переводчиков каким-то образом превратилось в «Прохлад­ный вертоград» или даже в «Благопрохладный вертоград». Ха­рактерной чертой этих книг постепенно становится почти полное отсутствие иностранных наименований растений и ссылок на древних авторитетов медицины. В «Прохладном вертограде» 1672 г. имелся раздел «О заморских и русских зе­лиях и о древесах и травах». Но Ймённо отсутствие инозем­ных названий и ссылок на авторгегеТ’Брачей древности дает возможность неискушенным читателям ошибочно принимать их за исконно русские врачебные произведения, тем более что и язык «Прохладного вертограда» гораздо ближе к разго­ворному. «Прохладный вертоград» стал излюбленной книгой для русских врачей и аптекарей XVII в., что подтверждается его многочисленными списками, дошедшими до наших времен. Нет сомнения и в том, что эта книга служила основным учебником для врачебной школы, существовавшей в Москве при царе Алексее Михайловиче, и ее ученики разнесли спис­ки «Прохладного вертограда» по всей Руси. Начиная с XVII в. в России получили распространение ру­кописные лечебники, переведенные с литовского, польского, итальянского или немецкого языков с указанием автора со­чинения, их содержание приблизительно соответствовало «Вертоградам». Пожалуй, лучшим из них и наиболее часто переписываемым, а позднее печатным был лечебник Симона Сирениуса «О простых лекарствах из Диоскорида и иных многих собраны через господина Симона Сирениуса, доктора и лекаря Академии Краковской. Травник о травах разных». В рукописном переводе лечебника содержалось подробное описание лекарственных растений, времени и места их сбора, способов их медицинского применения и получения из них лечебных препаратов. Давалось также предупреждение о том, что при покупке лекарственных растений следует остерегать­ся их возможной фальсификации. Переводчик лечебника, явно владевший медицинскими знаниями, часто комменти­ровал текст или даже выражал несогласие с некоторыми спо­собами лечения и в этом случае довольно язвительно писал: «…то есть басни математические».