Ино­земные врачи

Великий почин царя Михаила Федоровича, раскрывшего двери царской аптеки для многих людей, обращавшихся в нее с последней надеждой найти облегчение своим страдани­ям, имел большие культурные последствия для России., тщательно избегаемые большинством русского населения как «нехристи», «басурмане», начали постепенно сами в той же степени пользоваться доверием, как и пропи­сываемые ими лекарства. И если на заре врачебного дела в России боярин слезно просил «пожаловать царской мило­стью не велеть ему лечиться у заморского дохтура», то с тече­нием времени заморский доктор и его лекарство победили российское знахарство и лекарства зелейного ряда. Наплыв желающих получить лекарства из царской аптеки привел к тому, что у нее не стало возможности удовлетворить все просьбы. И тогда царь Алексей Михайлович, заботясь о сохранении собственных привилегий, равно как и о благе об­щества, в 1672 г. велит написать исторический для русского аптечного дела указ, в котором среди прочего говорится: «На Новом гостином дворе, где Приказ Большого прихода, очис­тить палаты, а в тех палатах указал Великий Государь постро­ить аптеку для продажи всяких лекарств всяких чинов лю­дям». Так была учреждена первая в России общественная, так называемая Новая аптека, во главе которой был поставлен аптекарь Иоганн Гутменш, известный по приказным актам как ее «надзиратель», а при нем состояли аптекари Христиан Эйхлер, Роберт Бентом и несколько иностранных и русских работников. В дальнейшем Аптекарский приказ прислал в Новую апте­ку служивых людей, откомандировав из царской аптеки («Старой аптеки») лекаря Якима Штейна с учениками Иваш­кой Микитиным, Оськой Островским, Василием Шиловым и Митькой Фирсовым, алхимиста Тихона Ананьева, аптекаря Романа Банияна, подьячего Данила Годовикова и сторожей Ларьку Иванова, Ивашку Михайлова да Юрия Иевлева. Кро­ме того, были даны им ученики, коим для начала было веле­но «у сбора трав и цветов — и кореньев во все лето и до замо­розков беспрестанно быть»